hic Rhodus, hic salta

Толстой искал Бога для человека, а Достоевский - человека для Бога

23.03.16